О светском искусстве, о Русской идее, православии и будущем Росcии

— Отец Вла­ди­мир, за­ча­стую твор­че­ские лю­ди уве­рен­ны, что их при­част­ность к той или иной об­ла­сти ис­кус­ства яв­ля­ет­ся при­част­но­стью к че­му-то Бо­же­ствен­но­му, а, сле­до­ва­тель­но, и пу­тём к спа­се­нию. Так ли это или путь спа­се­ния ле­жит толь­ко че­рез Цер­ковь Хри­сто­ву?

— Лю­бая ду­ша со­тво­ре­на по об­ра­зу и по­до­бию Бо­жию. Лю­ди, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся лю­бым из на­прав­ле­ний ис­кус­ства, яв­ля­ют­ся про­вод­ни­ка­ми-ка­ких-то выс­ших сил, ко­то­рые про­хо­дят че­рез них. И ко­неч­но, мы все­гда же­ла­ем, что­бы они бы­ли ло­ка­то­ра­ми ан­гель­ско­го ми­ра, вос­при­ни­ма­ли бы те гла­го­лы, те зву­ки, ту па­лит­ру, ко­то­рые от Бо­га идут к че­ло­ве­ку. К со­жа­ле­нию, это не все­гда так.

У про­ро­ка ца­ря Да­ви­да есть та­кие стро­ки в Псал­мах: «Язык мой — трость книж­ни­ка ско­ро­пис­ца». Об­ра­ти­те вни­ма­ние на то, что это был царь свя­той жиз­ни. С точ­ки зре­ния че­ло­ве­ка: он во­е­вал, про­ли­вал кровь, был че­ло­ве­ком очень сме­лым и ре­ши­тель­ным, силь­ным, му­же­ствен­ным. Но все во­ен­ные дей­ствия, ко­то­рые он пред­при­ни­мал для ограж­де­ния сво­их го­су­дар­ствен­ных гра­ниц, бы­ли от­ча­сти ис­пол­не­ни­ем еван­гель­ской ис­ти­ны «Нет боль­ше той люб­ви, как ес­ли кто по­ло­жит ду­шу свою за дру­ги своя». За­щи­щать Оте­че­ство всё рав­но, что за­щи­щать мак­ро­се­мью. И лю­бой муж­чи­на, ес­ли бу­дут на­па­дать на его се­мью, по­ста­ра­ет­ся за­щи­тить её. Царь Да­вид про­ли­вал кровь, он со­вер­шил пре­лю­бо­де­я­ние, он от­пра­вил Урию на пе­ре­до­вую, за­ве­до­мо зная, что тот не вер­нёт­ся с вой­ны. Ко­гда он все это со­вер­ша­ет, к не­му при­хо­дит про­рок На­фан и в ко­рот­ком об­ли­чи­тель­ном сло­ве до­во­дит это­го Че­ло­ве­ка и Ца­ря (с боль­шой бук­вы) до мгно­вен­но­го по­ка­я­ния. И он от­ве­ча­ет: «Со­гре­ших, Гос­по­ди» и в Псал­мах он пи­шет о сво­ем горь­ком пла­че, о сво­их гре­хах. И слы­шит сло­ва про­ро­ка На­фа­на: «Гос­подь про­стил те­бя, твой грех». Как ви­дим, до­ста­точ­но слож­ная-де­я­тель­ность ду­шев­ная и ду­хов­ная с от­ступ­ле­ни­ем от Бо­га свя­за­на у ца­ря Да­ви­да с об­ра­ще­ни­ем к по­ка­я­нию.

-То есть, важ­но во­вре­мя осо­знать свой грех и рас­ка­ять­ся, что­бы успеть по­крыть его бла­ги­ми-де­ла­ми…

— Ведь не все рож­да­ют­ся мо­на­ха­ми, не все рож­да­ют­ся свя­щен­ни­ка­ми, у каж­до­го путь осо­бен­ный. Ина­че это бы­ло бы иде­аль­ное го­су­дар­ство. Ко­му-то нуж­но стро­ить и воз­во­дить зда­ния, же­лез­ные до­ро­ги, учить-де­тей, ле­чить. Есть путь умо­зри­тель­ный — путь Ни­ла Сор­ско­го, путь аб­со­лют­но­го предо­став­ле­ния се­бя на во­лю Бо­жию. А есть путь Иоси­фа Во­лоц­ко­го, ко­то­рый го­во­рил, что да, на ос­но­ве мо­лит­вы, но на­до со­зи­дать и на этом со­зи­да­нии стро­ить свою соб­ствен­ную жизнь.

Ко­гда мы ис­сле­ду­ем жизнь твор­че­ско­го че­ло­ве­ка, су­ще­ству­ет очень мно­го тон­ких со­блаз­нов. Я до трид­ца­ти лет пи­сал сти­хи, и мо­гу ска­зать без лож­ной скром­но­сти, что сти­хи бы­ли хо­ро­ши­ми. Но я ощу­щал се­бя про­вод­ни­ком не­кой-си­лы, вдох­нов­ля­ю­щей ме­ня на твор­че­ство, я ча­сто ис­пы­ты­вал со­сто­я­ние опу­сто­ше­ния по­сле то­го, как что-то на­пи­сал. Мне не­об­хо­ди­мо бы­ло про­чи­тать ко­му-то своё, но­вое тво­ре­ние и за­гля­нуть в гла­за че­ло­ве­ка: а как он вос­при­нял. И ес­ли я ви­дел-ка­кое-то чув­ство не­до­воль­ства, очень огор­чал­ся. То есть во мне си­дел дух тще­сла­вия. Я да­же за­ни­мал­ся-ка­кое-то вре­мя ис­сле­до­ва­ни­ем. Есть та­кая кни­га у поль­ско­го пи­са­те­ля Яна Па­ран­дов­ско­го «Ал­хи­мии сло­ва». Она мне мно­го да­ла для по­ни­ма­ния твор­че­ских про­цес­сов. Есть од­но вы­ступ­ле­ние от­ца Пав­ла Фло­рен­ско­го, свя­зан­ное с Алек­сан­дром Бло­ком, в ко­то­ром он на ос­но­ве пи­са­ний свя­тых от­цов раз­би­ра­ет его твор­че­ство. И при­хо­дит к не­уте­ши­тель­ным ре­зуль­та­там. Он го­во­рит о том, что Блок был ин­стру­мен­том тём­ных сил, не смот­ря на то, что это ге­ни­аль­ный по­эт.

Для то­го, что­бы вы­рас­ти в твор­че­ско­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый управ­лял­ся бы Ду­хом Свя­тым, нуж­но стать свя­тым че­ло­ве­ком, очи­стить се­бя от стра­стей, уви­деть мир не толь­ко этот не­ки­ми дру­ги­ми гла­за­ми в его раз­но­цве­тье и услы­шать его, но уло­вить и ду­хов­ную сущ­ность это­го ми­ра. А её мож­но уло­вить толь­ко че­рез со­при­кос­но­ве­ние с Бо­гом. Для это­го нуж­но стать свя­тым че­ло­ве­ком.

В Церк­ви, ес­ли мне не из­ме­ня­ет па­мять, при­ня­ты два пи­са­те­ля, ко­то­рых мы счи­та­ем цер­ков­ны­ми: Фё­дор Ми­хай­ло­вич До­сто­ев­ский и Ни­ко­лай Ва­си­лье­вич Го­голь. Пуш­кин — ге­ни­аль­ный по­эт, но по­раз­мыс­лив над его твор­че­ством, по­ни­ма­ешь, что, не­смот­ря на то, что он вос­пел ве­ли­кие мо­мен­ты ду­ши че­ло­ве­че­ской, и на­ро­да в це­лом, ка­ки­ми-то про­из­ве­де­ни­я­ми он и раз­вра­щал чи­та­те­ля. Был та­кой-про­фес­сор Сер­гей Тро­иц­кий, че­ло­век эн­цик­ло­пе­ди­че­ских зна­ний. Он на­пи­сал кни­гу «Хри­сти­ан­ская фи­ло­со­фия бра­ка», в ко­то­рой ска­зал о том, что очень мно­гие пи­са­те­ли вос­пе­ли лю­бовь до бра­ка и по­чти ни­кто в бра­ке. И это при­во­дит к раз­мыш­ле­ни­ям, что до­брач­ные от­но­ше­ния — это пусть воз­вы­шен­ная, но страсть. И с ней Цер­ковь и ду­хов­ная жизнь всту­па­ет в борь­бу. По­это­му твор­че­ским лю­дям очень труд­но вы­стра­и­вать свою жизнь.

На­шем при­хо­де есть мно­го за­ме­ча­тель­ных ар­ти­стов, та­лант ко­то­рых я по­чи­таю. Но что дол­жен сде­лать ар­тист для то­го, что­бы убе­дить ме­ня в прав­де то­го об­ра­за, ко­то­рый он иг­ра­ет? Он как че­ло­век об­ла­да­ет-ка­ки­ми-то стра­стя­ми, к не­му, как и ко мне под­сту­па­ют ду­хи зло­бы под­не­бес­ной, но для то­го, что­бы сыг­рать то­го или ино­го ге­роя или ге­ро­и­ню, нуж­но ещё вжить­ся в об­раз то­го че­ло­ве­ка с его стра­стя­ми, ко­то­ро­го он иг­ра­ет. По­че­му ар­ти­сти­че­ский мир на­пол­нен без­нрав­ствен­ной жиз­нью, по­че­му там так мно­го лю­дей, без­мер­но при­ни­ма­ю­щих ал­ко­голь? По­то­му что ду­ша че­ло­ве­че­ская и пси­хи­ка же­ла­ет ком­пен­си­ро­вать то вы­жжен­ное по­ле, ко­то­рое по­яв­ля­ет­ся в ду­ше по­сле сыг­ран­ной ро­ли.

На­ши вы­да­ю­щи­е­ся ико­но­пис­цы, ком­по­зи­то­ры, ар­хи­тек­то­ры, преж­де чем при­сту­пить к ра­бо­те, вы­дер­жи­ва­ли пост, что­бы быть в кро­то­сти, в мол­ча­нии, воз­дер­жа­нии, в по­сто­ян­ной мо­лит­ве. И по­это­му из-под их ки­сти мог­ли ро­дить­ся та­кие ше­дев­ры, как «Тро­и­ца» и мно­гие дру­гие ико­но­пис­ные и му­зы­каль­ные про­из­ве­де­ния, ко­то­ры­ми мы вос­хи­ща­ем­ся в церк­ви. Это фун­да­мент той куль­ту­ры свет­ской, ко­то­рая при­шла на сме­ну цер­ков­но­му ду­хов­но­му ис­кус­ству. Вот ку­да на­до стре­мить­ся. Я не го­во­рю — к про­шло­му, а к той глу­би­не вос­при­я­тия ми­ра, свя­то­сти вос­при­я­тия ми­ра, ко­то­рым об­ла­да­ли все свя­тые.
Н. П. Бурляев, протоиерей В. Волгин

— Ба­тюш­ка, в фе­сти­ва­лях «Зо­ло­той Ви­тязь» участ­ву­ет огром­ное ко­ли­че­ство за­ме­ча­тель­ных нрав­ствен­ных филь­мов, ко­то­рые уда­ёт­ся по­ка­зать толь­ко зри­те­лям тех го­ро­дов, в ко­то­рые при­ез­жа­ет из го­да в год фе­сти­валь. Но эти филь­мы не по­па­да­ют на экра­ны те­ле­ви­зо­ров. Как дол­жен на это ре­а­ги­ро­вать мно­го­мил­ли­он­ный зри­тель, ко­то­рый устал ви­деть на экра­нах бес­ко­неч­ные шоу и иг­ры на день­ги?

— Без­услов­но, бунт устра­и­вать не нуж­но. Но об­ра­щать­ся к вла­стям мы долж­ны. «Сту­чи­те, да от­во­рят вам». На­до ста­рать­ся до­сту­чать­ся до уха и серд­ца вла­стей. Ведь мы про­по­ве­ду­ем веч­ные цен­но­сти. Мы ви­дим, на­сколь­ко за­му­со­ре­на­ша куль­ту­ра, на­ше ис­кус­ство. Че­рез это мы те­ря­ем мно­же­ство душ че­ло­ве­че­ских. Не толь­ко для ду­хов­ной жиз­ни, не толь­ко для веч­ной жиз­ни, но и для зем­ной. К со­жа­ле­нию, со­вре­мен­ные мо­ло­дые лю­ди очень агрес­сив­ны, очень рас­те­рян­ны, ле­ни­вы.

В ро­ма­не А. Сол­же­ни­цы­на «Ра­ко­вый кор­пус» глав­ный ге­рой Ко­сто­гло­тов по­сле то­го, как его вы­пу­сти­ли из ла­ге­ря, при­хо­дит в ма­га­зин и ви­дит-ка­кую-то очень хо­ро­шую ру­баш­ку. Но у не­го не бы­ло та­ких-де­нег ку­пить её. В это вре­мя под­хо­дит че­ло­век с иго­лоч­ки оде­тый, ко­то­рый спра­ши­ва­ет: «Мож­но мне вот та­кую-то ру­баш­ку с та­ким-то раз­ме­ром во­рот­ни­ка… и так да­лее». И Ко­сто­гло­тов ду­ма­ет: «Ес­ли он пом­нит та­кие ме­ло­чи, то он что-то дол­жен за­быть в сво­ей жиз­ни, что-то очень важ­ное и глав­ное».

Вы­мы­ва­ние ду­хов­но­сти сей­час про­ис­хо­дит и с на­шим на­ро­дом, и с дру­ги­ми на­ро­да­ми. Глав­ное за­ме­ня­ет­ся сур­ро­га­том, в нас вос­пи­ты­ва­ют­ся тём­ные сто­ро­ны на­ших стра­стей. Вре­мя без­от­вет­ствен­но­сти. Мо­ло­дые лю­ди очень без­от­вет­ствен­но от­но­сят­ся к сво­им се­мьям. Муж­чи­на дол­жен за­ра­ба­ты­вать, что­бы обес­пе­чить свою се­мью, сво­их-де­тей, что­бы жен­щи­на мог­ла сво­бод­но, спо­кой­но вос­пи­ты­вать-де­тей и не ду­мать о зав­траш­нем дне. К та­ко­му рас­слаб­лен­че­ству ве­дёт на­ша со­вре­мен­ная куль­ту­ра. И по­это­му мы долж­ны сту­чать­ся к вла­стям, на­сколь­ко это воз­мож­но-де­ли­кат­но, но твёр­до за­яв­лять свою по­зи­цию, на­по­ми­нать, что и у них есть-де­ти, ко­то­рые вос­пи­ты­ва­ют­ся на том же са­мом, на чём и на­ши-де­ти и это уже при­но­сит свои дур­ные пло­ды.

Всё-та­ки я рас­счи­ты­ваю на ду­хов­ное воз­рож­де­ние Рос­сии, свя­зан­ное с мно­ги­ми про­ро­че­ства­ми. Но по­ка мы ви­дим толь­ко его на­ча­ло.

— Отец Вла­ди­мир, что се­го­дня мо­жет объ­еди­нить на­род в на­шем го­су­дар­стве? Пра­во­сла­вие? Но ведь ря­дом с на­ми жи­вут ино­вер­цы, ино­стран­цы?..

— Мно­гие ло­ма­ют го­ло­вы над Рус­ской иде­ей. Но Вы са­ми от­ве­ти­ли на во­прос. Пра­во­сла­вие. Это ти­туль­ная ре­ли­гия, ос­нов­ная ре­ли­гия Рус­ско­го­су­дар­ства. Я очень ча­сто вспо­ми­наю сло­ва Фё­до­ра