Ангел пустыни

Перелистывая календарь православных праздников и знакомясь с поводами для их появления, часто наталкиваешься на удивительный факт: православные празднуют дни смерти во много раз охотнее, чем дни рождения. Собственно, рождений, «рождеств» в календаре всего четыре, зато кончин, преставлений, очень много. Усекновение главы Иоанна Предтечи стоит именно в этом ряду, в этой цепочке праздников — кончин, которые Православная Церковь особо почитает.

Простое объяснение этого неоспоримого факта лежит на поверхности. Кончина в этом мире является рождением в мире другом, вечном, святом, где то, что здесь казалось бессмысленным — например, страдания праведников — обретет значение и воссияет в нетленной полноте инобытия.

Что, впрочем, никак не снимает более сложного вопроса о том, почему именно так устроен Богом мир, что только «рer aspera ad astra» (лат. — «через тернии к звёздам» — ред.), из-­за чего только через Крест можно достичь Воскресения, и по какой причине тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их (Мф. 7, 14).

Наверное, последнее принадлежит к числу неисследимых тайн Божиих, относящихся к Его Промыслу о мире, и теоретически не решается. Но несомненно также и то, что бесчисленные сонмы святых — мучеников, страстотерпцев — решили для себя все эти вопросы на практике, пойдя тесным путем и обретя на Небесах вечное блаженство.

Кончина только венчает жизнь праведника. Взирая на кончину их, подражайте вере их, — говорит Апостол. Без достойно прожитой жизни кончина нередко представляет собой картину весьма тяжелую. В конце концов умирают и предатели, и герои, но только о последних можно сказать, что их кончина имеет высокий смысл. Такой смысл имела кончина пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Будущий великий праведник избежал смерти среди младенцев, избиенных в Вифлееме и его окрестностях. Он вырос в дикой пустыне, готовя себя к служению аскетическими подвигами: строгим постом и неустанной молитвой. Он носил грубую одежду из верблюжьей шерсти и питался диким медом и акридами (род саранчи). Он оставался пустынножителем до тех пор, пока Бог не призвал его в тридцатилетнем возрасте к проповеди покаяния. Покайтесь, приблизилось Царство Небесное, — гремело его слово, и люди во множестве стекались к нему, проливая слезы и принимая очистительное крещение в водах Иордана. Господь говорил про него народу: Что смотреть ходили вы в пустыню? Трость ли, ветром колеблемую? Что же смотреть ходили вы? Человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских. Что же смотреть ходили вы? Пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он — тот, о котором написано: вот Я посылаю ангела Моего пред лицом Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою (Мф. 11, 7­10).

Известный русский философ Иван Ильин напоминает, что «человек, поставивший себе серьезную жизненную задачу, имеющий великую цель и желающий предметного успеха и победы, должен не бояться лишений; мужество перед лишениями и угрозами есть уже половина победы, или как бы выдержанный „экзамен на победу“. Тот, кто трепещет за свои удобства и наслаждения, за свое имущество и „спокойствие“, тот показывает врагу свое слабое место, он подставляет ему „ахиллесову пяту“ и будет скоро ранен в нее: он будет ущемлен, обессилен, связан и порабощен. Ему предстоит жизненный провал...»

Это все как будто бы о Иоанне Крестителе. Кто более чем он имел «мужество перед лишениями и угрозами»? Кто менее его трепетал «за свои удобства и наслаждения, за свое имущество и спокойствие»?

Впрочем, как известно, не трепетал он и за саму жизнь. История кончины Иоанна Крестителя подробно излагается в Евангелии.

Вскоре после Крещения Господня Иоанн был посажен в темницу галилейским царем Иродом Антипой — сыном Ирода Великого, отдавшего пр