Любовь все покрывает

Бог есть Любовь. И те, кто приходит к нему на служение, не имеют права об этом забывать. О трепетном отношении к прихожанам, о силе духовных примеров/ и о том, от чего нужно спасать современную моложёжь, мы беседуем с настоятелем Богородицерождественского Бобренева монастыря игуменом Петром (Дмитриевым)

Отец Петр, Вы служите в древнем монастыре. Расскажите, пожалуйста, о нем.
История Богородицерождественского Бобренева монастыря неразрывно связана с историей государства Российского. Согласно летописным сказаниям, в августе 1380 года у Коломны собирались русские войска для похода на Золотую Орду. Здесь проходил смотр войск, отсюда и шли они на судьбоносную для России битву. Два князя Димитрия: Димитрий Иванович Донской и Димитрий Михайлович Боброк-Волынец (Волынский) дали обет: в случае победы построить на коломенских землях монастырь.
Битва пришлась на праздник Рождества Пресвятой Богородицы. Много людей полег¬ло в том сражении. Спустя год по благословению преподобного Сергия Радонежского у Коломны был основан монастырь в честь Пречистой. В народе его прозвали Бобренев — по семейному прозвищу князя Боброка-Волынца, который был главным строителем обители. Иногда его называют обетным — в знак того, что монастырь заложен по обету. С тех пор и до наших дней возносят в этих святых стенах молит¬вы об упокоении «вождей и воинов, на поле Куликовом убиенных».

Главная святыня Бобренева монастыря — Феодоровская икона Божией Матери…
Доподлинно известно, что до революции в монастыре находилась чудотворная Феодоровская икона Божией Матери. Ее почитание было так велико, что в честь Феодоровской иконы по благословению свя¬тителя Филарета, митрополита Московского, был построен храм. В годы лихолетья образ бесследно исчез, а в 1990-е годы чудотворная икона в монастыре была явлена вновь. В обитель приехала женщина из Москвы и привезла Феодоровскую икону Божией Матери, купленную в церковном магазине «Софрино». Она рассказала о том, что видела сон, в котором ей было велено Самой Пресвятой Богородицей отвезти в Бобренев монастырь Ее Феодоровский образ. Женщина сначала не придала значения сну, но он повторился, также ей было сказано, с кем вместе ехать в монастырь. По рассказу этой рабы Божией, когда покупали икону, нужного образа на прилавке не оказалось. Попросили продавца поискать на складе, помолились, и, наконец, икона нашлась. Женщине пред¬стояло найти Бобренев монастырь, в котором она ни разу дотоле не была. Стояла осень, привезшие икону шли со станции пешком под холодным дождем. Они передали братии образ Богоматери и уехали.
Через некоторое время паломники стали рассказывать о помощи Божией Матери от этой иконы. К чудотворному образу приходили верующие с разными жизненными бедами: женщины, страдавшие от бесплодия и несчастные супруги; люди, имевшие семью, достаток и здоровье, но при этом потерявшие смысл жизни и даже близкие к самоубийству. Многие получали помощь от Пресвятой Богородицы. И по сей день мы наблюдаем множество случаев благодатной помощи от иконы. Совсем недавно ко мне подошли мужчина и женщина с ребенком и изъявили желание поблагодарить Царицу Небесную за помощь, и в знак благодарности — передать в храм драгоценный кулон. Я стал расспрашивать их о чуде. Они рассказали, что, когда ждали третьего ребенка, врачи обнаружили в утробе у матери опухоль, и такого размера, что роды были невозможны. С этим горем семья приехала в монастырь молить о помощи Пресвятую Богородицу. Около трех недель они молились перед иконой, после чего обследование показало, что опухоль исчезла. Врачи пришли в изумление, а счастливая мать благополучно родила здорового ребенка. Мы сохраняем письменные свидетельства о подобных случаях в специальной книге, которая находится в храме. Таких записей у нас множество.

Отец Петр, расскажите, пожалуйста, о своем детстве и о своих родителях.
Я родился в Рязани, в семье врачей. Имея советское воспитание, никто из родственников особой религиозностью не отличался. О Боге говорили, пожалуй, только мои бабушки. Самые ранние воспоминания о посещении храма связаны с Иоанно-Богословским монастырем в селе Пощупово, что недалеко от Рязани. Мне доводилось там бывать в детстве, потому что недалеко находился наш деревенский дом. В этом монастыре жил известный старец архимандрит Авель (Македонов). Бабушка рассказывала, что еще в советские годы друг ее отца спас отца Авеля от ареста. Ее мать, то есть моя прабабушка, была человеком верующим, в детстве пела на клиросе, имела прекрасный голос, а в моей памяти осталась как необыкновенно добрый и трудолюбивый человек. По свидетельству людей, ее знавших, она «в жизни мухи не обиде¬ла». Звали ее Анастасия, что значит «воскресение». Верю, что неслучайно Господь сподобил преставиться ей в Пасхальную ночь 1989 года. Отец Авель благословил отпевать ее в монастыре, гроб несли с пасхальным звоном. На поминках мой отец повредил ногу, и нужна была госпитализация. Автобусы в Рязань уже не ходили. Случайно в город ехал отец Авель и согласился взять моего отца. Так они познакомились. Потом, когда я поступил в Московскую духовную семинарию, приезжал к отцу Авелю на каникулах для того, чтобы получить его благословение. Он буквально спас меня от опрометчиво¬го поступка, когда я хотел уйти с послушания в Московском епархиальном управлении. Неожиданное назначение на должность иподиакона митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия и младшего референта епархиального управления практически лишило меня возможности бывать в Лавре. Я никак не мог представить себе, как я буду жить без преподобного Сергия, без Лавры, и очень скорбел! Буквально рыдая ночами в Новодевичьем монастыре, я почти отчаялся и написал письмо отцу Авелю. Его ответ помог мне успокоить¬ся и принять правильное решение: «Ты должен считать себя счастливым, что попал к такому святителю, духовно и житейски мудрому. Слушайся его безпрекословно, — писал он». Это письмо я храню и по сей день.

Расскажите, как Вы выбрали монашеский путь?
Впервые я задумался о церковном служении в Пскове, куда наша семья переехала в конце 1980-х годов. Учась в 10-м классе Технического лицея города Пскова, я стал посещать кафедральный Троицкий собор, читать жития святых и мне казалось, что другого пути, кроме монашеского, для меня не существует. Однако родителям я боялся сказать об этом. На их вопрос «кем я хочу быть?» я ответил просто: священником. Помню, как после нашего разговора мы ездили с отцом в Троице-Сергиеву Лавру, чтобы узнать правила поступления в семинарию. После поездки родители все еще хотели отговорить меня от принятого решения, убеждали, что сначала надо получить светское образование, а потом уже решать, идти мне по духовному пути или остаться в миру. По их совету я посту¬пал в педагогический институт в городе Пскове, но не про¬шел по конкурсу. После чего поступил в Псковское духовное училище. И одновременно был принят на должность пономаря кафедрального Троицкого собора. По окончании духовного училища я подал документы в Московскую духовную семинарию, и после вступительных экзаменов был принят на второй курс. Проучившись полтора года, я был оформлен иподиаконом к митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию. В разговоре со мной он сразу спросил меня: какой путь в церковной жизни я хотел бы избрать? Я не стал скрывать, что моя заветная мечта — монашество. Почему так, не знаю. Какой-то внутренний голос говорил мне: это твое, не сомневайся. Три года я проходил епархиальный искус, и 23 декабря 2003 года в Успенском храме Новодевичьего монастыря владыка митрополит постриг меня в монашество с наречением имени Петр, в честь святого апостола Петра.

Отец Петр, расскажите, пожалуйста, о Вашем священническом служении.
Я был рукоположен в сан иерея митрополитом Ювеналием 19 июня 2005 года. Первые годы проходил служение в Новодевичьем монастыре. Здесь я имел поддержку опытных священнослужителей, которые помогали мне делать первые шаги на пастырском пути. В 2007 году был назначен настоятелем Троицкого храма поселка Назарьево, а в 2008 году — настоятелем Георгиевского храма поселка Горки-10 Одинцовского района. В Назарьево храм требовал восстановления, а в Горках храм нужно было строить заново и налаживать церковную жизнь с нуля. Благодарю Бога, что получил возможность приобрести опыт служения и в женской обители, и на при¬ходе, занимаясь организацией церковной жизни. В праздник Благовещения в 2013 году отошел ко Господу настоятель Богородицерождественского Бобренева монастыря игумен Игнатий (Жидков). Волей владыки Ювеналия, утвержден¬ной Священным Синодом, я воспринял жребий игуменства в Бобреневом монастыре. Началась новая эпоха моей жизни. На поминках отца Игнатия, проходя мимо настоятельниц подмосковных монастырей, я услышал: «Монах на приходе, что таракан в молоке». Я тогда не задумался над их смыслом, но они врезались мне в память. Впоследствии, когда пребывал в келье Бобренева монастыря, мне вдруг стал очевиден их смысл.

А кто был для Вас духовным примером?
Митрополит Ювеналий. Это человек, вся жизнь которого прошла в Церкви. Умудренный большим опытом, он всегда был и остается для меня примером в церковной жизни. Его неустанные труды по возрождению церковной жизни в Московской епархии всегда были у нас на глазах. За годы его управления епархией количество храмов увеличилось более чем в десять раз, была организована работа священнослужителей в воинских частях, медицинских учреждениях, в школах и вузах. Самое большое внимание было уделено молодежи и ее участию в жизни Церкви. Не случайно именно Московскую областную епархию Святейший Патриарх Кирилл назвал образцом для подражания. Не могу не упомянуть архиепископа Можайского Григория, помощника митрополита Ювеналия. Трудясь под его непосредственным руководством, я приобрел разносторонний опыт епархиальной работы. Почитаю как своего наставника и архимандрита Авеля, который является для меня образцом пастыря и молитвенника.
Отец Петр, Вы затронули тему молодежи. Как сейчас надо раз¬говаривать с молодыми людьми о Боге?
Не могу изобрести ничего нового, придерживаюсь апостольского наставления: для всех быть всем, чтобы приобрести хотя бы некоторых. Мне думается, что если тебе удалось подружиться с молодыми людьми, которые приходят в Церковь, то это уже залог успеха в обращении их к Богу. А если дать им возможность трудиться в храме, то очень велика вероятность, что они навсегда останутся в лоне Церкви. Именно молодые люди делают наш монастырский листок, сайт, про¬водят экскурсии.

А Вы размышляли над вопросом о том, насколько монастырь должен быть открыт для мирян?
Паломники и прихожане посещают наш монастырь. Мы, монашествующие, облеченные священным саном, принимаем их, исповедуем и причащаем. Размышляя над вопросом окормления прихожан монастыря, вспоминаю Евангельские слова о светильнике, который зажигают и ставят так, чтобы светил всем. Так и нам сегодня нельзя укрыться, убежать от обязанности помочь страдающим людям. Последствия атеистического и богоборческого периода еще так велики, что представляется мне море, обломки корабля и люди, которые уцепились за них, чтобы спастись. Как за спасательный круг, люди хватаются за монастырь. Здесь неуместны рассуждения о том, что мне некогда помогать людям, я еще сам несовершенен и тому подобное. Мы все должны держаться друг за друга, помогать друг другу. Научить людей жить по Евангелию — наша непосредственная задача, и горе мне, если не благовествую (1 Кор.9, 16). Об этом нам постоянно сегодня говорит священноначалие. Несмотря на это, велик соблазн для каждого из нас — уйти и закрыться в своей келии, отслужить Литургию и убежать. Многие объясняют это тем, что, дескать, они еще сами некрепки в вере и не могут преподать другим наставления. Но каждый из нас, несмотря на свое несовершенство сегодня, должен учиться говорить слова любви и в меру своих возможностей стараться привести людей к вере. Как же мы укажем им путь ко спасению, если не будем с ними общаться? Если мы после богослужения будем закрывать дверь в монастырь и говорить, что мы еще не готовы людей принять, это будет непозволительным самообманом и оправданием своей лени, своего нежелания трудиться на том поприще, на которое нас сегодня призывают наши духовные отцы. Нельзя бросить людей, которые не знают, что им делать, как им жить. Многие просто погибают и ждут, что им протянут руку помощи имен¬но в монастыре, и мы не можем отказать им в этом, как бы тяжело нам ни было, пусть это будет даже в ущерб нашему молитвенному правилу или отдыху и уединению. Но сегодня Церковь зовет объединяться в том, чтобы помочь страждущим людям. Поэтому сегодня мы развиваем просветительскую деятельность, открыли воскресную школу, обновили сайт, занимаемся проектом строительства социально-культурного центра в монастыре. И сколько радости в глазах этих людей, сколько хороших отзывов я слышал о том, что мы делаем! Это людям сейчас действительно нужно.

Отец Петр, в Ваш монастырь поклониться Феодоровской иконе Божией Матери приезжает много семейных пар, нередко, чтобы вымолить рождение ребенка. В чем Вам видятся духовные причины бесплодия?
Для любого человека, верующего или неверующего, бездетность является большой трагедией. Бесплодие — это тяжелое испытание для семьи. Чувство уныния и тоски, беспомощности, а порой и отчаяния, захватывает души людей. Главное, чтобы в горе вера не пропала. Потому что верующему человеку есть куда обратиться, у него есть надежда, есть упование на помощь Божию.
Любой недуг, в частности бесплодие, — это следствие поврежденности нашей человеческой природы грехом. Я говорю, прежде всего, о первородном грехе, его последствиях для всех людей. Это первая причина. Вторая — личные грехи. Здесь можно составить длинный список. Этими причинами мы объясняем бесплодие. Понятно, что порой только Господь способен исцелить человека, а для этого нужны вера и сер¬дечное к Нему обращение. В церковной жизни мы имеем достаточно много примеров благополучного разрешения от «поношения бесчадства». Не нужно терять надежду, а усердно молиться и во всем положиться на Господа.

Какие наставления Вы даете молодым семьям?
Это самый сложный для меня вопрос, потому что я не живу семейной жизнью, и советы стараюсь не давать. Мне думается, нужно приводить людям примеры из Евангелия и житий святых — для того, чтобы они смогли с духовной стороны посмотреть на свою проблему. Первое мое дело — встречать каждого, приходящего в обитель с любовью, потому что любовь все покрывает. И если удается сказать несколько сердечных добрых слов, утешить человека, то можно сказать, что мы не зря прожили день. Второе дело — усердно молиться за тех, кому нужна помощь. Если удается человеку помочь, то от этого на душе становится радостно.

Какова, на Ваш взгляд, роль женщины в деле миссионерства?
Весьма большая. Потому что даже в мужском монастыре мы не можем обойтись без помощи женщин. Монастырь — это большой хозяйственный объект. И содержать в чистоте храмы, готовить еду, принимать верующих, выполнять все это — никаких братских сил не хватит. Сегодня в монастыре, кроме меня, проживает всего лишь пять человек братии. Ну, что мы можем? Как мы можем содержать такой большой храмовый комплекс? И, конечно, мы обращаемся за помощью к нашим прихожанам, большинство из которых — женщины. Они дежурят за свечными ящиками, помогают в уборке помещений, готовят еду, несут послушания в воскресной школе. А послушания в воскресной школе и за свечным ящиком — это самые настоящие миссионерские послушания. Потому что за свечным ящиком женщины встречают людей, и вот от того, как они их встретят и пообщаются с ними, зависит, придут ли эти люди еще раз к нам в монастырь или нет. Дежурная за свечным ящиком должна быть, прежде всего, доброй, глубоко верующей и должна уметь ответить на вопросы приходя¬щих людей — это очень важно. Роль женщин в Церкви сегодня напоминает нам апостольское время, когда женщины служили диакониссами. Таковы реалии нашей жизни.

Отец Петр, Ваше пастырское напутствие читательницам журнала «Славянка»?
Находясь в обители Пресвятой Богородицы, мне хочется пожелать читательницам возгревать в себе любовь к Божией Матери. Именно Русь называют домом Пресвятой Богородицы. Сегодня нам предстоит возрождать почитание Пречистой через добрую и чистую жизнь, через хранение семьи, через молитвы к Царице Небесной. Она выше Херувимов и Серафимов, все может испросить у Божественного Своего Сына. Будем прибегать к Ней во все дни нашей жизни.
Беседовала Елена Варова

Написать комментарий