По приказу тайных сил...

15 лет назад Аркадий Мамонтов вместе с Александром Хабаровым снял фильм о расстреле Царской Семьи, который был показан по телевидению только один раз. Идут годы. Завеса тайны над гибелью Царственных Страстотерпцев постепенно приоткрывается, чтобы пролить свет правды на трагические события 1918 года. Однако остается еще много вопросов.

Аркадий Викторович, почему Вы обратились к теме расстрела Царской Семьи?

—В 1996 году я беседовал с одним старым чеченцем в Ведено. Ему было под 8о лет, два его сына были боевиками, воевали с нашей армией. А старик — сухопарый горец сказал мне: «Вы приходили сюда несколько раз. Сейчас пришли плохо. А раньше было по-другому. Мой отец служил в императорском конвое и много рассказывал мне о царе, о его семье. Мы были подданными империи. А сейчас я не знаю, подданным какой империи я являюсь». Мы проговорили с ним всю ночь. И тогда у меня возникла идея снять фильм о последнем русском императоре.

И ещё одно воспоминание, из детства. Моя мама работала на киностудии, была в экспедиции в тогдашнем Свердловске в 1970-х годах, ей показали ещё не разрушенный Ипатьевский дом, подвал, где была расстреляна царская семья. Она рассказывала мне о поездке, о своих впечатлениях. Я был маленький, и когда она сказала, что расстреляли и детей тоже, мне стало их так жаль, что я расплакался. Всё это, и разговор со старым чеченцем, и далёкие детские воспоминания, стало отправной точкой в работе над фильмом.

С чего началась работа над фильмом?

— Мы с Александром Хабаровым решили разделить работу на два этапа, — он снимал часть, посвященную периоду с марта 1917 года до приезда царской семьи в Тобольск, а я о событиях в Екатеринбурге. По сути, мы провели целое расследование, много работали в архивах, встречались с людьми, которые были так или иначе связаны с этой темой. И чем больше я узнавал о том времени, тем больше понимал, что события 1918 года остаются до сих пор сакральной тайной России. На станции Дно перед своим отречением Государь Император Николай Второй оставил запись в дневнике: «Кругом измена, трусость и обман». По-моему мнению, с этого момента началась страшная трагедия России. Народ позволил отдать на растерзание своего царя, помазанника Божьего. А в писании сказано: «Не прикасайтесь к помазанным моим».

Что наиболее запомнилось во время работы над фильмом?

— Я побывал на станции Дно, мы вели съёмки на месте Ипатьевского дома, разрушенного по распоряжению Ельцина. Там тогда во дворе стояла маленькая деревянная часовня. Туда приходили молиться простые люди.

А как быть с тем фактом, что Царь отрекся от престола и, по сути, перестал быть императором. В Екатеринбурге был расстрелян не Царь, полковник Романов?

— Думаю, что отречение было вынужденным, ради спасения России. Царь был окружён генералами, которые предали его. Закулиса рвалась к власти в России. В 1825 году это ей не удалось, в марте 1917-го она получила что хотела. Но, в конце концов, и ниспровергателей престола сожрал «красный скорпион» так называемой пролетарской революции. А царь до последнего пытался спасти страну и народ. Черчилль о событиях тех лет писал, что «судьба обошлась с Россией безжалостно. Её корабль затонул, когда до гавани оставалось не более полумили».

Не надо забывать: царь и его семья — мученики и святые! Они взошли на свою Голгофу за веру, Россию и народ! Духовная история—это не тоже самое, что сейчас пишется людьми об этом страшном событии. Много лжи и неправды о подвиге последнего российского императора. Впереди, я думаю, нас ждут сенсационные открытия, чтобы наконец понять, что происходило тогда и почему. Мы мало знаем о той эпохе, о реальной подоплёке многих событий. Я участвовал в дум