Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Церковь – лечебница Божия

02.05.18

 ИЗВЕСТНО, ЧТО ЕПИСКОПСКОЕ СЛУЖЕНИЕ ТРЕБУЕТ ПОЛНОЙ ОТДАЧИ ОТ ЧЕЛОВЕКА. ОСОБАЯ ЖЕРТВЕННАЯ ЖИЗНЬ У ЕПИСКОПА, ЕСЛИ ОН ЕЩЕ И МИССИОНЕР, МНОГО ЛЕТ СВОЕЙ ЖИЗНИ ПОСВЯТИВШИЙ ПРОСВЕЩЕНИЮ РОДНОГО НАРОДА, ДУХОВНОМУ ОКОРМЛЕНИЮ ЗАКЛЮЧЕННЫХ, НЕУСТАННОЙ ЗАБОТЕ О ТЯЖЕЛОБОЛЬНЫХ, ВОСПИТАНИЮ МОЛОДЕЖИ В ДУХЕ БОЖИЕМ. С ИЗВЕСТНЫМ МИССИОНЕРОМ-ПРОПОВЕДНИКОМ, ЕПИСКОПОМ ГОРОДЕЦКИМ И ВЕТЛУЖСКИМ АВГУСТИНОМ (АНИСИМОВЫМ) МЫ БЕСЕДУЕМ СЕГОДНЯ О РОССИИ, О МИРЕ И О ТОМ, ЧТО ОТ КАЖДОГО ИЗ НАС ЖДЕТ ГОСПОДЬ.

Ваше Преосвященство, расскажите, пожалуйста, о своем детстве, своих родителях…

Я родился 14 января 1945 года в Москве, на территории нынешнего Государственного университета на Воробьевых горах.

Моя мать во время войны жила в Вяземском районе Смоленской области, немцы ее, 16-летнюю, водили на расстрел. Дедушка в то время был на фронте, а бабушка осталась одна с пятью детьми. Ночью пришли партизаны и попросили бабушку истопить баню. Местность находилась под немецкой оккупацией, и на утро в дом пришли староста и полицейский. Моя мать одна из пятерых детей вышла вперед и сказала, что баню истопила она, то есть взяла вину на себя. Ее повели на расстрел, но не расстреляли, потому что в штабе оказался друг дедушки, фельдшер, которого немцы обязали им служить. Он, увидев, что девочку ведут на расстрел, вступился за нее, уговорил кого-то, и мама осталась жива, но ее вернули назад, положили на стол и так били ремнями, что превратили в студень. Потом она даже грозы боялась в течение всей жизни. Вот от нее я и родился.

Отец был внуком священника из Ливенского района Орловской области. Родители мои были замечательными людьми. У братьев и сестер моей матери не родилось ни одного ребенка, поэтому я с рождения купался в любви тетушек и дядюшек, бабушек и дедушек. Они были очень талантливыми, творческими, интересными и, самое главное, жертвенными людьми, многое мне передавшими: любовь к музыке, поэзии, умение говорить… Вот это я очень хорошо запомнил. Вообще, должен сказать, что материнский род в моей жизни сыграл самую главную роль, подготовил к взрослой жизни, дал так много, что этим материалом, знаниями, навыками я пользуюсь до сих пор. Общение с ними было для меня великой радостью.

Через тетю свою, мою крестную мать, я увидел большой мир. Она жила на Пушкинской площади, и кто только у нее ни бывал: люди из министерства обороны, партийные работники, актеры, режиссеры, военные… У тети было 28 крестников и жила она для людей. Красивая, интересная женщина, прожила с мужем 50 лет, но своих детей не было. Видимо, мне передались сила и таланты тех детей, которые могли бы родиться у братьев и сестер моей матери. Я очень рано начал играть на музыкальных инструментах. С первого класса активно и успешно занимался спортом: акробатикой, вольной борьбой, боксом, штангой, волейболом, баскетболом, прыгал с трамплина, играл в футбол в «Спартаке»… Слава Богу, что у меня не было хорошего тренера, и я не стал профессиональным спортсменом! Потом я спрашивал у старцев о том периоде своей жизни, и они мне ответили, что Господь такой занятостью отвел меня от улицы. Так что жизнь свою до армии я провел хорошо, а ведь вокруг, особенно там, где жили строители Московского университета, процветали страшный бандитизм и преступность.

Общаясь с великим множеством сверстников, я всегда оставался одиноким. Мог стать на лыжи, взять с собой свою лайку и уйти один. Очень много размышлял и переживал о том, что происходит вокруг. Однажды, в третьем классе, я шел через пруд зимой, печалясь о том, что происходит, и обратился к Богу с вопросом, как помочь людям, которые убивают, грабят, совершают разные преступления… И вдруг пришла мысль на сердце: «А ты стань адвокатом. Защищай людей, и когда будешь выступать на суде, скажи, что они не виноваты, а виноваты условия жизни, в которых они живут».

В армию я пошел сам. Служил в Германии, в танковых войсках. В части было две тысячи человек. Меня там просто на руках носили. Я пел, играл, занимался футболом, ездил по всей Германии. Служба пошла мне в радость, все складывалось очень хорошо. Интересно то, что когда вернулся из армии, навсегда покончил со спортом и музыкой, стал себя готовить к будущей политической карьере. Читая книги из серии «Жизнь замечательных людей» я заметил, что многие знаменитые политики и правители – юристы, и поступил во Всероссийский юридический заочный институт, совмещая работу и учебу. Окончив институт, я продолжал заниматься образованием и наукой. В течение всей жизни я старался покупать книги. На Старом Арбате был букинистический магазин, и я туда приходил, когда книги выбрасывали на прилавок, и быстро выхватывал нужную мне литературу. Потихоньку собиралась библиотека. Сегодня она насчитывает более 14 000 книг.

 

Как Господь привел Вас в Церковь?

Это был естественный процесс. Всех наших родственников хоронили на Ваганьковском кладбище, всех отпевали… Крестили меня на Воробьевых горах в храме Пресвятой Троицы. Эта жизнь была понятна и ясна. Но там, где мы жили, храмов не было, поэтому я не был церковным человеком с детства. Я заходил в храмы, когда учился в институте, был верующим, но не церковным.

Причиной прихода в Церковь были мои непрерывные размышления о смысле жизни. Я хотел стать политиком и денно и нощно размышлял о том, что можно сделать для России, тогда – Советского Союза. Меня не очень устраивало то, что было, проявлялся максимализм, свойственный молодости. Я в ту пору занимал хорошие должности: пять лет проработал с молодежью, потом в иностранной юридической коллегии, где было всего 30 человек на весь Советский Союз. Тогда мне было 27 лет. Впоследствии довелось общаться со многими известными людьми: с политиками, крупными учеными, режиссерами, актерами, писателями… Однако я не нашел ответов на свои глубокие и сложные вопросы – ни в книгах, ни у людей, с которыми общался… Видимо, Господь раньше определил мою жизнь. Может быть, по молитвам неизвестных родственников, которые были в моем роду.

Воцерковление мое началось с посещения Свято-Успенской Почаевской лавры. Вот как это произошло. У меня был очень близкий друг Сергей, работавший технологом по сборке ракет на одном из оборонных предприятий Москвы. Однажды я получил от него совершенно невинную открыточку: «Приезжай! Я как в раю!» Оказалось, что он находился в Почаевской лавре в Тернопольской области Западной Украины. Я был очень легким на подъем, и в пятницу, отработав в юридической коллегии, сел в поезд и уехал в Тернополь, а оттуда – в Почаевскую лавру. Первый раз я там пробыл только субботу и воскресенье, потом приезжал туда неоднократно. Позднее моими духовниками стали иеромонах Павел (Лысак), недавно скончавшийся, и отец Наум (Байбородин) из Троице-Сергиевой лавры.

 Эти духовники ответили на мои главные вопросы, с ними я мог говорить на любые темы. Благодарю Бога за встречу с этими уникальными людьми, значимыми для всей Церкви, для России…

Уже будучи церковным человеком, я продолжал занимать руководящие должности в обкоме профсоюзов работников просвещения высшей школы научных учреждений, в министерстве транспортного строительства… Но уже в 28 лет заканчивается моя светская карьера.

После иностранной юридической коллегии я некоторое время работал представителем художественного Фонда РСФСР. Мне Господь дал возможность поездить по всему Советскому Союзу: побывать в Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, на Украине, в Прибалтике. Там я видел старцев, маститых священников, архиепископов, епископов, монахов. И все они говорили, что у меня монашеский путь.

Три года я прослужил экономом в Троице-Сергиевой лавре, а потом, по благословению духовников, уехал в Иваново. Там началась моя священническая и монашеская жизнь. Замечательная память осталась об архиепископе Амвросии (Щурове). Он благословил меня произносить проповеди, читать пять предметов в семинарии, посещать организации: училища, школы, детские сады, тюрьмы, воинские части, университеты. Иногда по три-четыре раза в день выступал. Практически вся жизнь стала проповеднической, миссионерской. В 1990-е годы меня стали приглашать в другие епархии. Довелось побывать в Новосибирске, Барнауле, Белгороде, Владимире, Ярославле… Приходилось исповедовать людей, приговоренных к расстрелу, посещать больницы, тюрьмы. Радость в душе была, не видел сложностей, трудностей, усталости, хотя иногда общался с такими людьми, с которыми лучше никогда не встречаться.

Жития святых стали для меня важнейшей темой жизни. Больше всех люблю юродивых. Как-то я, уже будучи игуменом, приехал к отцу Павлу (Груздеву) и сказал, что хочу уйти за штат. А он взял мою руку, стукнул по ней и сказал: «Сиди лягушка в своей луже, чтобы не было хуже!» А еще я рассказал о своей любви к юродивым и спросил, не мой ли это путь? «Нет, это не твой путь!» – ответил он мне. И далее сказал стихами: «Сейте разумное, доброе, вечное! Твое дело от Бога!»

18 лет я отслужил в Иваново, и вокруг меня сложилась община около 150 человек. Это был прекрасный опыт создания церковной христианской общины.

Я не сказал, что, вернувшись из армии, и до 27 лет стал сильно болеть. По два-три раза в году лежал в больнице. Знаю, что такое язва 12-перстной кишки, хронический колит, хронический холецистит, аппендикс удалили, гланды удалили. После прихода в Церковь я болеть перестал и больше в больницах не лежу.

 

Расскажите, пожалуйста, о самых ярких впечатлениях в начале пастырского служения.

 В начале служения все удивительно. Одно дело – моя кабинетная работа, чтение житий святых, книг о старцах, а другое дело, когда я уже сам стал священником и вошел в церковную иерархию. Впечатлений было очень много! Что такое исповедовать человека, приговоренного к расстрелу? Меня втолкнули в малюсенькую камеру, где я больше часа с ним беседовал. Он сам пожелал со мной встретиться.

Мощные впечатления были от встречи с одной знаменитой преступницей из женской колонии. Когда она попадала в лагерь, начальник говорил: «Господи! За что такое наказание?» Через меня она крестилась. Трудно даже сказать, какая она стала. Родился новый человек!

Самое сильное впечатление – это исповедание людей. До сих пор. Через исповеди столько душ открылось, столько личностей я увидел, что можно было бы написать книгу о жизни людей, с которыми я встретился!..

 

Владыка, в наше время неверно понятая людьми свобода привела к полной безответственности: разрушаются основы брака, грех становится нормой жизни, добродетель преследуется, любовь между людьми оскудевает, насилие пропагандируется, природа нашей планеты нещадно уничтожается… Что должно произойти в мире, чтобы человечество очнулось и направило свою волю к добру, к свету, к Богу?.. Что должен делать каждый из нас для возрождения жизни в Божием духе, для возрождения России?

Речь идет об Апокалипсисе, о революции, совершенной на небе, теме грехопадения. Эта тема очень сложная для многих людей, в том числе для церковной иерархии. Что это? Для меня однозначно, что Господь попустил революцию на небе, и грехопадение людей тоже совершилось не без Промысла Божия. Речь идет о свободной воле человека, которая дана ему при творении. Свободная воля – особая тема. Каждая личность уникальна, все мы, наша природная среда, очень многообразны. Все это дает человеку запредельную свободу в выборе пути. Для чего? Для того, чтобы люди самостоятельно находили свой верный путь. А Господь дает Закон, Господь рядом. Он желает, чтобы мы искали своего Творца. Выступая перед разными аудиториями, я часто говорю: «Покажите мне хотя бы одну нормальную, неизменную модель жизнедеятельности человека на планете Земля, которая сохранялась бы постоянной. Ее нет. Где Древняя Греция, Древний Египет, Вавилон, где древние Шумеры, Римская империя, Византия, наконец, с ее прекрасными законами? Император Юстиниан положил хорошее правовое начало: симфонию властей. Но все это временно. Это все творение греховного человека. Господь же нам точно определяет, что Он от нас ожидает. Он об этом сообщает Моисею. В основание Закона нужно положить слова Господа, цель Его о человеке: Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш (Лев. 1, 2). У Бога ничего не меняется. И когда Господь рождается на земле в образе человеческом, повторяет эту же самую цель в Нагорной проповеди: Итак, будьте совершенны, как Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48). Вот, чего ожидает от нас Господь.

Поэтому войны, разводы, нестроения, напряжения, и как ответ на эти напряжения человеческие – природные катаклизмы, все это совершается, идет своим чередом, но Господь от каждого из нас ждет, кто пройдет все эти испытания. Он дает нам Свою школу и больницу – Церковь. Церковь – это школа и больница Бога. Каждый человек по своей свободной воле должен сюда прийти. Господь никого не насилует, никого не устрашает, но, тем не менее, Закон Бога есть, он действует, цель Бога выстроена.

Господь нам дает Апокалипсис, показывает всю будущую историю человечества, и мы имеем возможность выбирать свою дорогу. Нам трудно выбрать, потому что мы носим в себе наследственность. Иногда она бывает очень дурная, очень греховная, иногда мы сами приобретаем в течение жизни через глаза, язык, уши, тело что-то нехорошее, иногда друзья не те… Все окружающие обстоятельства действуют на определение нашей свободной воли, и поэтому нам трудно найти дорогу к Богу, хотя Господь говорит о Себе: Я есмь Путь и Истина и Жизнь (Ин. 14, 6).

 Я не сомневаюсь в том, что у России большое будущее. Сейчас дело за каждым из нас. Господь попустил либеральный процесс, в котором мы все с вами сейчас живем, либеральную Конституцию… Это испытание нам всем дается на короткое время, дается полная свобода. Если спросить первое лицо, премьер-министра, министров – куда мы идем? Никто не ответит. Мы вообще не знаем, куда мы движемся. В наше время это огромный вопрос для каждого жителя России. Что мы строим? Сейчас нам дается передышка, чтобы каждый определился в том, что делать, идет глубочайшее размышление огромного количества людей. Они пересматривают свою жизнь, не выходят из интернета, потому что там скопилась вся информация о том, что сотворил человек за время своего существования. Это как библиотека человечества, память человечества. Что ты будешь выбирать: преступность, извращения или же нужные тебе полезные знания? Сегодня все открыто. Я иногда спрашиваю: «Господи! Почему так случилось, что все открыто? СМИ такое о людях открывают, такое пишут! Все тайны, все! Как будто все книги раскрылись». Конечно, это говорит о том, что человечество достигло апогея в своем развитии, творчестве, гении. Вне Бога, под началом князя мира сего, диавола, оно начало строить научно-техническую, капиталистическую, финансовую, атеистическую цивилизацию. Когда начались самые большие проблемы у человечества? С XX века. Как только прошли атеистические революции…

Русская революция 1917 года тоже попущена Богом. Меня все годы мучил вопрос: почему в России произошла такая страшная, даже зверская революция? Я не мог найти ответ на этот вопрос. А вот святитель Николай Сербский на вопрос одного епископа, почему Бог так наказал русский народ, объяснил: «Кто сказал, что Бог наказал русский народ? Просто произошла бы катастрофа, по последствиям равная окончанию Апокалипсиса». Почитайте Эмиля Золя, «Милого друга» Мопассана… В Европе в то время уже все рухнуло, к тому времени уже все разложилось.

Поэтому Господь в жертву отдал русский народ. «Этот народ – говорит святитель, – пройдет большие и сложные испытания, но выйдет из них более чистым, чем до революции 1917 года».

 Я не сомневаюсь в том, что Россию ждет большое будущее, потому что у нас огромнейшая территория, хотя многие старцы Русской Православной Церкви XX века предсказывали, что, возможно, Россия во многом утратит свою территорию, сократится, но православное ядро, которое останется, должно показать всему миру очень мощные плоды.

У меня на душе все спокойно. А печалит то, что священники не занимаются своими паствами. Уделяют большое внимание своим женам, детям, а не населению, которое находится на их канонических территориях, в их храмах и приходах. Это моя самая большая печаль. Поэтому сегодня в нашей епархии мы делаем все для того, чтобы развернуть священника к пастве, чтобы вдохновить его на жертвенное служение тому населению, за которое он будет нести ответ перед Богом.

 

Владыка Августин, Вы известный миссионер-проповедник. В 1990-е годы многие люди в России приходили к Богу и миссионерствовали по зову сердца. Везде рассказывали о Христе, о спасении. Души горели ревностью о Боге. Сейчас времена изменились. Создается впечатление, что сердца людей стали теплохладными. Что произошло в обществе, если даже верующие люди в массе своей не живут горячей духовной жизнью? 

 Многие из великих святых, монахов и старцев говорили, что лучшее время для Церкви – гонения. В это время Церковь собирается. Отпадает все лишнее, временное, чуждое… На наших глазах произошла такая метаморфоза. 74 года советской власти втайне кто-то мечтал о том, что Церковь будет свободна от цензуры, от лишнего контроля со стороны органов безопасности. И в 1988 году, на 1000-летие Крещения Руси, благодать просто обрушилась на Россию. Я тогда был в Троице-Сергиевой лавре и помню это состояние людей. Было что-то невероятное. И дальше что? Многие пришли в Церковь и думали, что достаточно только покреститься и все проблемы исчезнут, все в жизни решится. Но началось совершенно другое время. С одной стороны, дали свободу Церкви, а с другой стороны, дали свободу колдунам, магам, чародеям, сектам. И вот, выбирай. Оказалось, свобода дана для всех. Вместо 2-3 каналов телевидения появились 900, да еще и интернет, возможности поездок за границу, возможность «заработать» большие легкие деньги, не думая о том, что за это придется расплачиваться тюремным заключением. Куда идти? По какому пути? Люди растерялись. Почти во всех республиках бывшего Советского Союза прошли революции и войны. Сегодня это и Украину затронуло. Осталась одна Белоруссия… В Центральной России тоже все спокойно. Наблюдаются теплохладность и успокоенность. За этой успокоенностью сегодня миллионы людей приходят в Церковь через страдания, разводы, скорби, трудности, очень тяжелые болезни. В онкологические больницы огромные очереди, мне много приходится общаться с онкологическими больными, с врачами, профессорами…

Сегодня огромное количество преступников. Все понимают, что деньги – это ответ на все потребности человека. Обладая деньгами, ты можешь удовлетворить любую потребность своего тела, и когда люди попадаются на эту уловку, они ломают полностью свою жизнь. Когда я прихожу в колонии, а у нас в епархии 10 мужских колоний для особо опасных преступников, я с ними беседую о жизни, о том, как они могли попасть сюда. Но когда я им задаю вопрос: кто из вас когда-нибудь был в храме? Слышу в ответ – никто! Кто из вас когда-нибудь исповедовался? Никто. Кто из вас когда-нибудь причащался? Никто. Кто из вас когда-нибудь молился? Никто. Это же первый показатель! А Господь говорит: Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5). Без Бога ничего хорошего никогда не получается. И поэтому у людей происходят разводы, не рождаются дети, делается огромное количество абортов. Мы убиваем больше детей, чем рожаем. Никто в мире не убивает столько детей, сколько мы: восемь миллионов абортов в год. Поэтому, если к любой теме жизнедеятельности человека прикоснуться, мы увидим, что она находится в разрушенном состоянии. Одной Конституции и одних только подзаконных актов недостаточно. Тем более в нашей Конституции точно и ясно сказано, что в России запрещена всякая идеология, в России запрещена цензура, Церковь приравнена к общественным организациям. А что остается? Конституция гарантирует права и свободы граждан, а дело государственной власти – обеспечить эти права и свободы. Этим сегодня и пользуется молодежь, ничего не могут сделать учителя, нет нормальных стандартов морали, нравственности, духовности. В слове «образование» корень – «образ». К какому образу мы сегодня готовим детей? В чем смысл системы образования? Даже утратился смысл науки, смысл профессионального образования. Люди мечутся, ищут выхода и потихонечку приходят в Церковь для того, чтобы задать вопрос: в чем цель и смысл нашей земной жизни?

Россия находится в периоде формирования ядра своего, которое и будет определяющим – по какому пути пойдет Россия. Большинство людей уже не удовлетворены тем, что у нас сегодня есть, не удовлетворены либеральной системой и хотят получить ответ у наших правителей, что мы строим и куда идем?

 

В чем, по Вашему мнению, сила русского народа? 

Я сам русский человек, но смотрю на это другими глазами. Грузин, армянин, чеченец, американец, англичанин, француз – имя существительное – кто? А русский – какой? Русским, мне кажется, нужно еще стать. Неслучайно именно русскому народу дана такая огромная территория, такие феноменальные природные ресурсы, такие дары и таланты, которые несравнимы с другими народами. Наш удивительный язык практически не переводится на английский язык, англичане нас не знают. Они не знают Пушкина, Лермонтова… Здесь что-то мощное и огромное!

 Когда мы говорим «русские» – подразумеваем все народы, связавшие свою судьбу с великодержавным русским народом, построившим великое государство, через которого Господь создал такую мощь культуры русской. И все, кто прикасался к русской культуре: мордва, чуваши, татары и многие другие – были счастливы. Мне приходилось видеть очень многих известных людей других национальностей, живущих в России, и счастливых от прикосновения к русской культуре. Мир уже не отрицает, что русская культура внесла в сокровищницу мировой культуры неоценимый вклад: нашу науку, философию, нашу классическую музыку, наш театр. Нет ни одного вектора человеческой деятельности, куда бы Россия не внесла своей лепты. Мы должны осмыслить все это, понять, кто мы, какие мы? Что ожидает от нас Господь, если наделил нас такими дарами? Вот это понимание и должно быть основанием для складывания ядра.

Но сейчас нет мощных фигур, которые могли бы объединить народ. Я встретил в своей жизни великое множество людей, пытавшихся стать лидерами, но у них ничего не получилось, потому что они были людьми узкой специализации, они не обладали большой широтой. Здесь нужно многое видеть из того, что было вчера, то есть в истории, надо видеть и то, что будет завтра. Нужно все увидеть сразу. Увидеть и Бога, и что Он от нас ожидает, увидеть возможности государства, и, конечно, возможности нашей территории, культуры. Под культурой я подразумеваю и наше право, и законодательную базу, и образование, и здравоохранение, и технологическое развитие, и науку, и искусство. Это все – культура наша. Культура – это возделывание. Возделывание земли…

 

Владыка, в Городецкой епархии, в рамках епархиального культурно-образовательного проекта, проводится конкурс – праздник для девочек 14-17 лет «Школа невест». Расскажите, пожалуйста, об этом проекте.

Системе образования в епархии мы придаем огромное значение. У нас есть Институт повышения квалификации, приходские школы, Народный университет. Планируем открыть школу для детей с 1,5-2 лет. В течение года в епархии реализуется 6-7 программ, в которые включены фестивали народного творчества, ярмарки и другие мероприятия, в которых участвуют более одного миллиона человек. Четыре раза в году мы проводим сборы для мальчиков. А когда девочки наших православных гимназий узнали, что мы проводим сборы для мальчиков, они тут же стали просить проводить сборы и для девочек.

Благодарю вас за этот вопрос. Вообще, тема женщины феноменальна. Женщина воспроизводит род человеческий, она хранительница очага, она главная помощница, опора и поддержка мужу. При хорошей жене муж способен на подвиги, он успешен, благороден, он прекрасный отец и заботливый семьянин. Я сожалею, что государство сегодня не оказывает должного внимания воспитанию девочек, девушек, не отдает должное женщинам, их роли в создании нормального генофонда России.

 «Школа невест» имеет целью дать возможность девочкам прикоснуться к тому, на что не обратили внимания их родители, которые сейчас очень много работают. Им просто некогда заниматься детьми. Современные родители стараются во всем обеспечить детей материально, забывая о главном. Девочкам как можно раньше нужно дать прикоснуться к чему-то руками… К снегу, к воде, к холоду, к теплу, к тряпочке какой-то, к пище – к жизни во всех ее проявлениях – тем ее сознание будет выше.

А разве можно не замечать самого главного феномена современной России? Учителя – это женщины, врачи – это женщины, работники культуры – это женщины, главы администраций бывают мужчины, а аппарат – женщины. Сегодня, куда бы мы ни пошли, мы везде видим женщин, выполняющих очень важные функции. Ученые установили, что женщины более внимательные, более ответственные, хотя большинство женщин были бы счастливы, если бы у них просто сложилась брачная жизнь. Я не встретил ни одной женщины, которая, будучи взрослой, не сожалела бы о том, что не родила нужное количество детей, которая не сожалела бы о не сложившемся браке, потому что женщина любит, когда рядом с ней хороший мужчина: крепкий, умный, рассудительный.

Женщина должна занять правильное место, ее влияние нельзя переоценить. Она должна быть очень образованной и культурной, должна хорошо знать хозяйство, правила воспитания детей, как правильно зачать, в какое время можно, а в какое – нельзя, как вынашивать ребенка, как в это время с ним разговаривать. Я никогда не забываю, именно что мать дает ребенку язык. Мать должна рассказать ребенку о своем роде, природе и ландшафте своей страны, о народе, о его истории. Вот какая мать нужна  сегодня!

В семьях священников мы видим матушек, которые рожают много детей, верны мужьям. Они вступают в один брак. Вот таких женщин нужно показывать, рассказывать о них. Тема женщины, особенно тема «славянки», очень важна. Это тема ключевая. Славянский мир должен показать всему миру, что он вносит в мировую культуру.

Много славянской эмиграции на американском континенте, в Азии, в Австралии, в Европе. Но все смотрят сегодня на Россию. Встанет она или нет. Покажет ли Россия какие-то новые образцы, мощные для современного мира.

 

Владыка Августин, а какова, на Ваш взгляд, роль женщины в деле православного миссионерства?

Я выскажу несколько впечатлений о двух святых женщинах. Меня потрясает святая равноапостольная Нина. Она не выходит из моей души никогда. В позапрошлом году, когда я был в Грузии, поклонился ее святым мощам, находящимся под спудом. Еще я очень почитаю святую Иулианию Лазаревскую. Епископ Муромский Нил пригласил меня на перенесение ее мощей. Я поехал, даже не зная жития святой. Но когда я участвовал в крестном ходе, уже познакомился с ним. Девочкой она хотела быть монахиней, но родители выдали ее замуж. Она уговаривала своего мужа жить как брат и сестра, но он ее так любил, что она родила ему 13 детей. Муж стал через нее святым, один из сыновей стал святым. В гробу лицо ее осветилось, как солнце.

К нам сегодня прибывают хорошие, чистые девушки с хорошим образованием, желающие принять монашество. Они хотят служить народу, нести слово Божие людям. Я свидетель таких процессов. Знаю много женщин, уже 30 лет посещающих тюрьмы, другие девушки, прирожденные сестры милосердия, прекрасно выхаживают больных.

Вот это все – живое миссионерство.

 

Вы родились в Москве, но как-то сказали, что для Вас Москва осталась во времени фильма «Я шагаю по Москве». Какой была столица тех лет по Вашим воспоминаниям, и какие впечатления от города сейчас? 

Я уже не хочу возвращаться в Москву ни под каким предлогом. Даже не представляю себе, как можно жить в таком мегаполисе! Я очень любил ту Москву, любил гулять по улице Горького, по переулкам… И, наверное, я сейчас не смог бы смотреть фильм «Я шагаю по Москве», я бы просто плакал, потому что та Москва ушла…

Москва и Петербург всегда отличались. Петербург чопорный, близкий к Европе, а Москва – это душа России. Я желаю Москве, чтобы она показала образцы хороших законов для российского населения, стандарты образования, культуры, здравоохранения, те, которые заслужил наш народ, которых он ожидает. Я, несмотря на все перемены, люблю Москву и многого от нее ожидаю, как и вся Россия.

 

Владыка, что бы Вы пожелали нашим читательницам?

Я думаю, что ваш журнал очень важен сегодня как собирательный орган. Радуюсь за ваших читательниц и всем желаю, чтобы вы общались между собой. Желаю, чтобы журнал проводил конференции, семинары, форумы именно с женской тематической направленностью. Нужна такая рубрика в журнале, где женщины, прошедшие войну, испытавшие голод, сложности в семейной, родовой жизни, может быть, даже в профессиональной деятельности, рассказывали молодежи о своем опыте преодоления трудностей и скорбей. Я хотел бы когда-нибудь встретиться с читателями вашего журнала и сказать им что-нибудь доброе, глядя глаза в глаза.

 

Беседовала Вера Первова

Комментарии

Комментариев нет

Ваш комментарий отправляется
Сообщение отправлено
Комментарий появится после проверки модератором
© 2019 "Славянка"