Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Вопрос священнику

Наталья
29 июля 2013
В последнем номере журнала в статье о протоиреи Сергия Николаева "Господь рядом" меня немного смутил ответ протоирея о том, что делать если женщина одинока. Он отвечает, что жаль бывает видеть, когда одинокая женщина пытается свое одиночество скрасить какими-то клубами, танцами, никому не нужным вязанием, даже огородом. Почему занятие вязание называется никому не нужным, разве рукоделие не достойное занятие для православной женщины, также не понятно и с огородом.
Ответил: Протоиерей Сергий Николаев
Соглашусь, что нечаянно сорвавшееся слово «скрасить» изрядно исказило мысль. Жаль, когда женщина видит в своем одиночестве только боль, которую старается заглушить с помощью разных увлечений. Конечно, и садоводство и огород, и рукоделие,( в частности, вязание) -- занятия весьма и весьма достойные. Но, тогда, когда они одухотворены высшей целью, а не используются, как таблетка от печали одиночества. Цель может быть разная. Кто-то вяжет или выращивает овощи для того, чтобы продать продукт своей деятельности и заработать немного денег на житье или на помощь родным. Кто-то своими произведениями радует ближних. А кто-то, не позволяет себе безделья, потому что безделье рождает греховные помыслы. Недавно в какой-то телепередаче показали старушку, которая связала триста пар носков для пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке. Она рассказывала, что не могла остановиться, чтобы поесть или поспать. «Вот еще довяжу пару, тогда поем». У нас на приходе хорошо помнят Клавдию Георгиевну Милешкину. В пожилом возрасте она проживала одна. Дети и внуки жили своими домами и приезжали только навестить. Клавдия Георгиевна привыкла трудиться на огороде, да и вообще – трудиться. Когда-то сад и огород кормил всю их большую семью. Но со временем у родни появились свои участки и надобность в плодах родного огорода, в маминых и бабушкиных заготовках снизилась до минимума. А привычка к труду на земле у Клавдии Георгиевны осталась. И она стала приносить свои огурцы, кабачки и яблоки нашим прихожанам, у которых не было своих огородов. Когда она стала совсем слабенькой, то иногда просила тех, кто имел машины: «Ты приезжай ко мне, забери кабачки и тыквы, отвези в храм, пусть те, кому нужно возьмут. Я-то уж сама не донесу». А еще Клавдия Георгиевна делала платочки. Сейчас уже редко встретишь носовой платок с домашним плетеным кружевом по краям. А у наших прихожан такие есть. Думается, что она всех одарила этими платочками. Простой квадратный лоскуток, а вокруг – кружевце. Привычное рукоделие в руках, молитва на устах и никакой праздности. Такими были последние месяцы ее жизни. Для нас эти платочки – память о ней, молитвенная память.
Одиночество не надо заглушать. Его надо использовать для служения Богу и людям. Можно любить огород , искусство вязания, плетение бисером и прочее. Но одиночество способно на большее. Приведу Вам слова одного духовного автора: «Печаль одиночества связана с несоответствием человека Господу Иисусу Христу. Чувство «одиночества» есть знак несоединенности со Христом и томления по этой соединенности… Тут сокровеннейший источник жажды людей, так часто ими неверно и гибельно удовлетворяемой – лишь в области телесной и психической» (архиепископ Иоанн (Шаховской)). Вот, что, мне кажется, хотел сказать о вязании и огороде, тот протоиерей. Кажется, Сергий Николаев.


Комментарии

Комментариев нет

Ваш комментарий отправляется
Сообщение отправлено
Комментарий появится после проверки модератором
© 2019 "Славянка"